Пресс-служба арт-кластера «Таврида»

Участники фестиваля «Таврида.АРТ» превратили лекцию Сергея Шнурова в интервью

Во время выступления музыканта и поэта, генерального продюсера телеканала RTVi Сергея Шнурова на «Тавриде.АРТ» участники фестиваля так активно задавали вопросы, что лекция «Несекреты успеха. Как стать заметным в информационном поле?» превратилась в интервью. Спикера спрашивали, как выбрать целевую аудиторию, раскрутить свой проект и почему музыкант удалил свой аккаунт в Инстаграм. В чат-бот пришло более 300 вопросов, приводим ответы на самые интересные из них.

– Что делать артисту, который довольно долго себя продвигает, а популярность не приходит?
Зависит от целевой аудитории. Целевая аудитория, конечно, гадость, но, тем не менее, без нее никуда не денешься. Как я пришел к своей целевой аудитории? Я люблю всякие статистические данные. Поставил себе целью собрать стадион. Как собрать стадионы больше 30 тысяч человек? Я залез на сайт Росстата, посмотрел демографическую ситуацию в стране. Медианный возраст в России – женщина 40+ лет, которая работает в ритейле. Другими людьми стадионы ты заполнить не сможешь. Будь ты каким угодно рэпером, других людей в нашей стране нет. Поэтому я стал писать женские песни, думать об этом.

– Как собрать вокруг себя ядерную команду для работы над своим проектом?
У меня как было: мы все общались, были одной компанией, поэтому мы и собрались [в группу «Ленинград»].

– Является ли академическое искусство трамплином для дальнейшей реализации в современных направлениях?
Я не думаю, что условной Клаве Коке нужно академическое образование. Зачем? И так заходит. Чтобы услышать какую-нибудь сложную гармонию Штокхаузена? Это никому не нужно. В популярной музыке, по большому счету, все болванки, ходы и паттерны просты. В академическом исполнении задачи другие.

– Что повлияло на взрывной рост вашей популярности?
Я, когда деконструировал песню, понял, что любая популярная песня – это симуляция народного творчества. Так как народ говорил на том языке, которого не было в телевизоре, я понял, что без матюгов, экспрессивной лексики, жаргонизмов люди не получают своего народного искусства, оно становится инородным. Это насаждение эстрады. Эта эстрада не имеет отношения к народу. Поэтому я создал такую симуляцию народной песни.

– Почему клипы с историей интереснее, чем просто нарезка кадров?
Клипы с историей интересней по физиологическим причинам – вам интересны сплетни, истории, вам хочется этим поделиться. Красивые картинки – это образное мышление, имажинизм так называемый, который так или иначе вспыхивает в истории искусств, но большого успеха, кроме Есенина, пожалуй, не имеет. Поэтому, конечно же, история хороша. Как я пришел к тому, что надо делать такие высокобюджетные клипы. Я посмотрел фильм «Гравитация», там был довольно забавный и интересный саундтрек, я его скачал. И понял, что, когда слушаю эту музыку, у меня возникают образы – картинки из фильма. Нейронные связи в голове работают сильнее. Поэтому я стал делать клипы с историей: когда вы включаете песню, образы из клипа возникают у вас в голове. Никакого чуда.

– Как начать продвигать свою музыку?
Мне уже кажется, что пора бы уже задвигать, а не продвигать. Уже невозможно: каждую секунду производится новый контент, кто-то что-то сочиняет и еще и продвигает. Я почему отовсюду, и из инстаграма в том числе, удалился. Невозможно, столько движа, каждый постоянно тебе пытается что-то втюхать. Оставьте уже в покое людей. Не пишите ничего.

– Каким должен быть артист?
Вы никому ничего не должны. Есть колея, по которой идут все. И вы почему-то считаете, что вам нужно впрячься в эту же лямку и тащить это же судно. Необязательно. Если вы считаете себя артистом, ищите другие ходы, перпендикулярный маркетинг, контрмаркетинг, как я этим занимался. Мне все говорили: что ты делаешь, ты выпускаешь песни с матом, их никогда не возьмут на радио, ты никогда не соберешь стадионы. Я ответил: встретимся у кассы.

Как начать что-то делать, если боишься осуждения со стороны окружения?
–Значит, мало веры. Вообще человек движим верой. Если ты во что-то веришь, что-то составляет твою перманентную сущность, ты жить без этого не можешь, то ты будешь делать. Как писал Чарльз Буковски, окажись я на необитаемом острове, возьму ли я палку и начну ли писать на песке никому не нужный текст? Он ответил: да, я буду это делать. Если ты артист, то тебя не должно волновать ничего. У тебя должно быть ощущение, что ты сейчас загоришься и будешь готов пройти сквозь стену. В остальных случаях нечего тебе там делать.

– Что заставит вас вернуться в инстаграм?
Меня туда не тянет. Понимаю, что проведение времени там плохо влияет на мое внутреннее состояние. Я инстаграмер на пенсии, первый, между прочим, в этой когорте. И заметьте: я не требую, чтобы мне платили.

Как изменилось ваше представление об успехе?
Изменение представления об успехе связано не с культурной повесткой, изменением мира, а с моими физиологическими потребностями, потому что я старею. Если раньше какие-нибудь симпатичные девушки в гримерке были поводом для счастья, то сейчас, наверное, что-то другое семейные ценности. Но это возрастное. Не потому, что я стал умнее, мудрее. Это все глупости. Это возраст, у меня просто по-другому работает голова.

– Как не потерять себя в мире, где не любят тех, кто выделяется?
Люди любят тех, кто выделяется. И одновременно ненавидят их. Тут важно понимать, что это все является твоей социальной манипуляцией. Ты не выражаешь себя. Как можно выразить себя с помощью рваных джинсов, выпущенных миллиардным тиражом? Это невозможно. Как можно выражать себя с помощью татуировок, в которые облечены все? Вся так называемая индивидуальность находится в узких рамках культурного кода, который сейчас пребывает во времени, в котором мы с вами живем. Я не вижу проблемы, в каком вы костюме. Если у вас нет коммуникативных навыков, вы плохо общаетесь с людьми, никакой костюм не поможет.

– Какие книги наибольшим образом повлияли на вас и ваш творческий путь?
Это такой огромный список литературы, что я даже не смогу назвать. Паскаль Буайе «Объясняя религию: Природа религиозного мышления» – это то, что я сейчас читаю. Когнитивное религиоведение, но это никому не интересно. Не нужно такое читать, вообще не рекомендую человеку неподготовленному. Все должно быть согласно возрасту. Не нужно читать книжки только для того, чтобы читать книжки. Если вам интересно, то это интересно. Литература как гомеопатия или как яд: к ней нужно привыкать. Сначала прочитал чуть-чуть, потом еще чуть-чуть и потом понимаешь, что литература не бред. А если ты прочитал одну книжку и она перевернула твое мировоззрение, скорее всего, ты идиот.

Стихи на политические темы – крик души или провокация?
Когда теряешь поэтический навык или не используешь, этот навык, как и любая мышца, когда ты ею не работаешь, атрофируется. Когда я перестал писать песни, я сам себе поставил такую задачу: видишь новость – делай из нее стих. Тем самым я держал свою поэтическую мышцу в напряжении. Понятно, что куча людей обиделась. Но цель была другая, не стояла задача их обидеть, они просто попадали под каток моего поэтического таланта. Потом надоело, и я вернулся обратно, в песенную кухню.

– Что вы думаете о современной молодежи?
– К молодежи нужно относиться проще. Нет никакого аларма, не нужно молодежь спасать, никуда ее тащить, что молодежь у нас бесхозная, ай-ай-ай, она потребляет такой ужасный контент, насилие кругом. Видели бы вы, как жили первобытные люди, – вот где было насилие. Так что все хорошо с молодежью. Я бы не выделял молодежь как отдельный вид, это те же самые люди. Просто у них еще не очень развита префронтальная кора, они не могут себя тормозить, у них другой гормональный фон, пик репродуктивного возраста, они готовы вступать в коалицию, драться, они совсем по-другому живут.

– Что важнее: путь или результат?
И путь, и результат. Путь состоит из отрезков, каждый отрезок — результат. Если нет намеченных коротких целей, то твой путь в никуда. Куда ты идешь?
Фестиваль «Таврида.АРТ»